Знакомьтесь со мной почему

Знакомьтесь, мой хомяк (дневники владельцев хомяков)

знакомьтесь со мной почему

Знакомьтесь, мой хомяк (дневники владельцев хомяков). Знакомьтесь, мой холодильник! Практически в каждом доме есть холодильник — место, где мы храним продукты, остужаем напитки и прячем лекарства. «Запилили афигенскую обложечку, поженились и круто провели время», — подписала снимок Шишкова.«Знакомьтесь, мой новый муж».

То есть, теперь ты доволен? Полы — довольно глупое название. Ну, по крайней мере для другой музыки оно должно быть, типа для исследования атмосферы в разных помещениях.

Эмбиент какой-нибудь на полевых записях. Сад — великое название, и лучше бы не знать. Кстати, хотели бы выступить там? Да, в принципе, нормальная тема. Просто после выступления Пошлой Молли на этом фестивале какой-то запашок остался, знаешь. Когда я пошёл в музыкалку, мне было семь.

До этого отец пытался научить меня на гитаре, но я не понимал, как это, что нужно зажимать до палочки, а не на самой палочке. Меня взбесило, и я забил. У отца был Ovation или пародия. Он любит пластиковые гитары.

За год до музыкалки я заходил на подготовительный класс. Меня взяли, но я не пошёл. Я на гитаре играл метал и блюз лет с тринадцати, потом стал барабанщиком случайно — друзья в свою группу позвали постучать. Играли мы там метал, пока меня не выгнали из группы, потому что я всех угнетал.

Потом я застрял на электронной музыке, и из той бездны меня Полынь вытащила. Там еще менялся состав, появился Серёга, пропала Влада, и трио устаканилось. Я пела вроде бы. Училась в музыкалке чуть-чуть, в ансамбль классных певцов в этой же музыкалке меня не взяли.

Чуть-чуть попела джаз — бросила. Еще был момент, когда я играла на барабанах у своего парня хардкорщика. Кардан там, все дела. Ну, а серьёзно прям играть — учиться, петь, подключать, разбираться — я начала вот в последние лет 5, наверное.

Короче, я самый лох. Блин, Рит, ты можешь поподробнее, думаю. Хотя хз, не давлю. И сюда можно внедрить Терпение и Shime другие ипостаси Сергея и Никиты — прим. А у меня и нет особых подробностей. Я училась, но не научилась ни на чём играть всё равно. Подписывайтесь на мой паблик: Там ничего не происходит, всё в ажуре, скоро альбом.

Рита, расскажи про историю Полынь — Сад. Просто я сам плохо знаю, как это всё началось. Ну там нет ничего особо интересного, но хорошо… Сергей: Да мы вообще неинтересные, Рита. Я неделями из дома не выхожу. Сергей и Рита вместе: Никита всегда звезда, у него очень много групп. Я собрал младшеклассников, когда выпускался. Потом EP записали на четыре песни, а потом мне показалось, что все не шарят, и я сам лучше напишу.

А сейчас смотрю — ничего так музон, за семь лет нормально бы уже рубили, наверное. В общем, была группа Полынь — такая проба пера, с укулельными простынями, уканьями, бесконечными скучными триолями. В ней было очарование, оно и цепляло. Сама музыка была не самая интересная. Но мы росли, развивались.

Нашли спустя долгие мучения музыкантов по душе. Потом нужно было пахать, и Влада отвалилась. Остались мы втроём, и всё началось немножко сначала. Это стала музыка нас троих. Каждый что-то вложил и в атмосферу, и в саму аранжировку. За полтора года у нас созрел сценический стиль и способ работы, творчества.

Я очень сильно переживала первое время из-за ухода Влады, потому что мы были как сестрички, и я вообще думала, что я отстой в её тени. А потом поняла, что вот она — группа, которая мне нравится. Все готовы пахать, шутить, когда надо выпивать, слушать мои бредни и всё. Сейчас я всем довольна. По-моему, у нас идеальный состав. Мы еще и звукача себе нашли, и он за нас всюду впрягается и говорит: Мне кажется, это его лучшее качество.

Меня эта фраза прямо трогает так! Итак, мы подошли к самому насущному вопросу — работа. Кто, где и сколько? Я работаю в Новой образовательной среде.

Знакомьтесь: мой жако! - Форумы digziecampsi.cf - все о птицах

Это школа без уроков под Истрой. Преподаю английский и немного музыку.

знакомьтесь со мной почему

Пять дней в неделю. Я более-менее топлю за альтернативное образование, это всё интересно. Я работаю администратором в продуктовом магазине у отца моего друга. Да, волосы у меня не такие густые, но зачем об этом, можно и промолчать. И при этом она спокойно говорит о Жоржике, своем старшем, сыне, препротивным малом, который занял первое место в брейн-ринге на школьной олимпиаде.

Известное дело — вопросы у соперника были минимум как на поколение легче. Мне кажется все это гнусным, но также смешным по своей нелепости и ненужности.

Мне начинает казаться, что люди специально создают семью, чтобы окружать себя бессмысленными заботами. Я смеюсь, а сестра всегда это чувствует и раздражается. Был шикарный стол, очередные вареники и не. Были все самые близкие, кроме отца и моих друзей.

Отец был в самой, наверное, дальней в своей жизни командировке и наверное самой долгой. Место, куда он поехал, располагалось в районе Африки, в самой его нижней части, если смотреть по карте. Его уже не было пять месяцев. Мама говорила, что он ищет рудимент, который уже отчаялись найти не только наши, но и западные ученые и, что именно он напал на след этого рудимента. Я не совсем понимал, что такое рудимент и все тонкости его деятельности, но все равно гордился.

Есть узники в темницах, а есть узики в домах. Среди гостей не было его сверстников, да и съев салат и вареники, он сидел и зевая очищал банан. Я понимал, что этот вопрос был из игры и, поэтому он его хорошо. Почему он меня назвал чайником. Я что очень похож на него? Виолета отошла, даже не всхлипнув. Она привыкла к такому нерадивому отношению и ждала, когда вырастит, чтобы ему отомстить.

Я, например, и сейчас могу неделями дома сидеть. Да и отец. Как приежает из командировки, его никуда за уши не вытащишь. Я вообразил, как мы с мамой тянем отца за уши, например в кино. Уши у него покраснели, увеличились и стали напоминать слоновьи. Жоржик часто подтрунивал надо. Для этого не обязательно было ждать моего юбилея. Для этого подходил любой календарный праздник или выходной.

Хотя это подтрунивание можно было назвать издевкой, глумлением, насмешкой, измыванием. Может, я конечно преувеличиваю. Он все же ребенок.

Да я тоже… пусть и… большая детина так меня называет сестра, но я не обижаюсь. Но ведь это не повод, в мой то праздник. А что если действительно так? Он хоть и ест меня еще одно слово, которое означает нехорошее отношение к кому-либо — есть, пить и откусыватьно далеко не дурак. Если это правда, тогда что?

И тогда, подтверждая слова Жоржика, я вспомнил некоторые факты: И только папа бегал по магазинам. Мама в тот день была такой красавицей. Ее голубое платье и прическа фантастическая, словно она принцесса. И она меня всегда успокаивала и не давала в обиду. А у меня тоже было что сказать: Тоже никуда не выходили, остались там совершенно одни в доме.

Ему явно понравилось то, что он был в центре внимания и то, что его информация стала для всех конфликтной. Это ограничивает права ребенка. Он стоял как рыцарь в доспехах. Самоуверенный болван — весь проджинсованный и лакированный голова у него блестела, как и нос. Жоржик пригладил свои итак тщательно уложенные волосы — прядь к пряди, волос к волосу, почесал нос и спросил: Он что из секонд хэнда?

Мой костюм — рыжий халат, одетый на синюю пижаму с якорьками плюс зеленые тапочки с червячками мне очень нравился. Да, тапочки были куплены на распродаже… а что за секонд хэнд?

Не переводится, даже моим мировосприятием. Казалось, что комната ходит ходуном от его раскатов. Это даже хорошо, что у меня есть такой родственник. Где еще так посмеешься. Я, например, считаю, что люди делятся на смешных и мрачных. Ты из первого числа. Банан уже был съеден и брошен в большую трехэтажную вазу на самый верх, покрывая груши, и Жоржик взял яблоко.

Жоржик взял яблоко не для того, чтобы съесть. До этого был довольно таки обильный обед с варениками с прекрасным домашним томатным соусом и все остальное, что лежало на столе, в основном фрукты воспринималось как элемент декора. Он перекатывал яблоко из одной ладони в другую, как китайские шарики и видимо, поэтому был очень спокоен, не смотря на дисгармонию окружающих, созданной. У меня теория, что ты, поэтому и сидишь дома, что боишься. Жоржик, как ни в чем не бывало, как будто проигрыватель по которому ударили, оттого, что тот барахлил, мгновенно перевел тему: Она что больше ничего не умеет?

После этого был танцы, задувание свечек и непрерывные смешки Жоржика — его кроличьи зубы и недобрый взгляд. Вечер был испорчен, и теперь и я не хочу видеть сестру как можно дольше. Как только она приезжает в гости, я залезаю под кровать и сижу там, пока она не уйдет.

Чай немного остыл и я делая первые глотки, делил предстоящий день на отрезки — до двенадцати, после двенадцати до пяти и после пяти до самого сна. За окном зарядил дождь, и он тоже вносил коррективы в мои радужные планы. В дождливый день обычно я люблю ходить в гости. Мне кажется, что в непогоду большинство людей сидит дома, готовит разные вкусные блюда и смотрит старые советские фильмы. Они не чувствуют угрызения совести, как обычно бывает в солнечный день. Они просто жуют жареные сосиски с протертой морковью и смеются над злоключениями жандарма, который попал в передрягу из-за своего характера.

Интересно, он и в жизни такой этот Луи? Моя мама работала сверхурочно. Она часто это делала. Я даже начал подозревать, что моя мама вовсе не работает, а выполняет секретное задание. А может быть, она закончила институт на криминалиста и в тайне от меня и отца, занимается расследованием разных скабрезных дел?

Она одевает коричневую юбку и такого же цвета блузку, и мне уже кажется, что она одевается в специальную форму, в которой ее не могут узнать те самые нехорошие люди, которых она и пытается найти. А я знал, что таких очень.

знакомьтесь со мной почему

Я взял тосты, положил их в мешочек и направился на первый этаж к питомцам. На первом этаже жили подкидыши. Назовем их так, потому что они действительно подкидывались в наш подъезд. Котята, кролики, мыши, змеи — они образовывали красный уголок.

В округе все знали, что й дом — это место, где найдется приют любому питомцу. Попавший в беду, найденный на улице, вытащенный из-под колес автомобиля, вырванный из рук живодеров — всем находилось место. Но так было только поначалу. Животных стало слишком много, их стало даже больше, чем жильцов.

Этот уголок, где они помещались, уже нельзя было назвать уголком. Он скорее походил на загон для скота. Нужно было искать дополнительное место для детей природы. Кто пытался пристроить хомячка на работе, кому удавалось отправить своим дальним родственникам, создав хорошую рекламу ящерке или бесхвостому коту.

Редко, но пять рыжих котят, еще слепых были отданы за два дня. Питомцы встретили меня очень радушно — дружным мяуканьем, поскуливанием и шипением. Животных стало значительно меньше и кроме рыжего щенка, полосатого котенка и маленького ужика никого не.

Я накормил щенка — он ел горбушку, твердые слои, котенку достался мякиш, а ужику я конечно накрошил, но не был уверен, что он будет доволен моим гостинцем. Сделав доброе дело, я высунул нос на улицу, чтобы узреть воочию удел с непогодой. Дождь лил, и не собирался останавливаться. Он явно зарядил на целый день. По огромным лужам вздымались пузыри и не унимающиеся кавалеры с цветами стояли под детским грибком на детской площадке из металлолома, карауля Лару с пятого этажа.

Я поднялся по лестнице, подошел по привычке к почтовому ящику, чтобы проверить корреспонденцию. Наш ящик, в который приходили письма от отца, за которым я старался следить но не могу же я караулить его постояннобыл иллюстрирован — бородатая физиономия, вроде как взрослого человека, но с соской во рту.

Только выместить было некуда. На двух ящиках также красовались мотоциклы и всадник на драконе. Значит, не только мы пострадали. Это немного успокоило. Ладно, что в ящике? Я попытался стереть бородача рукой, используя слюну, как чистящее средство, но удалось удалить только соску, вместе с ней и рот, уши и часть бороды, остальные куски не стирались… надо буде прийти с мылом.

Что в металлической коробке? Почему она в почтовом ящике? Ее же должны приносить прямо домой. Что за бардак в почтовом королевстве? Она была адресована маме. Ну и что, что маме. Я знал, что нельзя читать чужие телеграммы, но любопытство взяло вверх.

Знакомьтесь, Боб 2 сезон 4 серия - Боб на корриде смотреть онлайн

Папа всегда называл себя Капитаном. Я забежал в квартиру. Я не помню, как я бежал по лестнице, только очнулся на пятом этаже и нажал на потускневшую кнопку вызова лифта. Когда лифт приехал, я уже был на десятом, бросив взгляд на междуэтажное такси, помчался дальше, не останавливаясь до самого порога. На диване сидел мужчина. Он сидел в больших грязных сапогах, и вокруг него образовалось несколько лужиц. Он так крепко меня обнял, да и я тоже не меньше соскучился, поэтому объятие и было крепким.

Оно было как один глубокий вздох, замерший на какое-то мгновение, чтобы этот миг запечатлелся, и в дальнейшем отец мог вспоминать все эти кадры из проведенного дома кинофильма в экспедициях. Пхфууу… вот так примерно.

Он сперва, осторожно, только первый шаг, потом более решительно прошелся то вправо, то влево, повернулся к окну — он заполнял собою пространство, в котором так долго не. Мне нравилось, когда папа это делал. Он совершал это в сотый раз и в сотенный раз я восхищался, как он вышагивал по комнате в грязных сапогах.

Ошметки грязи, такие трафареты в виде восьмерки образовывались после каждого шага. Мне было нельзя повторять этот трюк… Папе было. Сегодня он герой дня. Пусть папа сто пятьдесят дней в году проводит в экспедиции, а мама восемь часов в день в своем салоне, это.

Ничего, что папа приезжает из своего тура с насквозь прокопченной одеждой и его внешний вид разительно отличается от первоначального, ушедшего. Первые секунды мы немеем, потом не заставляем себя долго ждать. Да и он, ничуть не смущаясь своих наработанных фолиантов на лице и в одежде, бросается к. Соскучишься тут за месяцы, пока его.

Экспедиции бывают разные — от недели до полугода. Меня интересовало, как для папы лучше — шесть месяцев сразу и потом отдыхать долго или же наоборот — по чуть-чуть, но. Я ничего не хочу сказать, дом папа любил, но работа для него была нечто вроде приключением из детства, и он часто в это детство возвращался.

Чем же он занимался? Раскапывал древние города, знакомился с племенами, которые отставали по развитию? Папа никогда не рассказывал о своих приключениях, да и я не спрашивал. Мне всегда казалось, что вопросы в семье, например, сидя за столом, надо задавать по старшинству. Сперва мама расспрашивает его, пока мы наблюдаем, как он жадно ест и нахваливает домашнюю пищу, потом уже. Но я не спрашиваю, я смотрю на него, так приятнее, чем всякие там вопросы.

В его голосе сквозила хозяйская расторопность — он должен был проверить все ли осталось так, как было перед отъездом. И сколько это по командирским? Он о чем-то задумался. Я понимал, что папа может о чем-то думать, но я его не видел уже пять месяцев, неужели он не мог надуматься там в африканской саване пока искал рудимент.

Я смотрел на отца на его интересные глаза, в которых скрывалось таинство пребывания в джунглях, в климате, напоминающем горячую батарею и пытался найти то особенное, что отличает людей, работающих на заводе и людей, бороздящих земли, как мой папа.

Забираем, нет, не так, крадем маму с работы и устраиваем домашнюю пирушку. Ты не против, сына? Отец был похож на вождя краснокожих, которому предстояло повести за собой большое племя в моем лице к водопою в мамином лице. У них есть общие черты. Отец говорил машинально, пока я переодевался из одежды домашней — банный халат и тапочки в одежду парадную — джинсы и водолазка с малиновыми штиблетами.

Странно, что он заговорил о поездке.