История моего знакомства чехов

Сочинение на тему история моего знакомства с писателем | ВКонтакте

О знакомстве с Чеховым она вспоминала впоследствии: " с той встречи начал затягиваться тонкий и сложный узел моей жизни" (Книппер-Чехова, ч. . До г. состояла преподавательницей истории и географии в частной. Первый вопрос разрешается легко: из " Истории моего знакомства с Сочинения Сочинения Чехов - сочинения по литературным произведениям. Черновой вариант рукописи хранится в ЦГАЛИ) (Кое о чем из истории моего долголетнего знакомства с АН. П. Чеховым я уже рассказывал в печати.

Настроение, тонкость и сложность выражения художественного замысла рассказа нашло своё полное отражение в подтексте, в невыраженном явно мнении писателя об отношениях мужчины и женщины. Правда, любовь Чехова к Авиловой известна только по её воспоминаниям и она, будучи весьма в преклонном возрасте, писала в своей тетради, что ей сложно распутать моток шёлка их отношений, и она так и не может решить вопрос: Но в одном сюжет рассказа и события жизни писателя действительно полностью совпадают.

Главный герой повествования — Алехин Павел Константинович — приезжает в Софьино и упорно, не жалея сил и времени, занимается сельским хозяйством, чтобы восстановить пришедшее в запустение собственное имение и сельскохозяйственные угодья. Антон Павлович в году приобрёл имение в небольшом селе Мелихове, и его семье, как и главному герою рассказа, пришлось приложить немало сил, чтобы преобразить запущенную, находящуюся в полуразрушенном состоянии, мелиховскую усадьбу.

За завтраком господа решили посплетничать и обсудить влюблённость крепостной девушки красавицы Пелагеи к набожному повару Никанору, обладающему буйным нравом. Так они и стали говорить о любви. Алехин начал свой рассказ с утверждения, что невозможно объяснить каждый случай общепринятыми мерками и суждениями, что необходимо индивидуализировать каждую историю любви.

  • 100 фактов о Чехове
  • Журнал «ПАРТНЕР»

И русским людям несвойственно поэтизировать любовь, а только украшать её роковыми вопросами. Любовная история Алехина началась с того, что он приехал Софьино, чтобы заняться сельским хозяйством и посредством своих тяжёлых трудов рассчитаться с долгами отца. Самым приятным событием в его жизни в имении стало знакомство с товарищем председателя окружного суда Лугановичем и его молодой, интеллигентной и обаятельной супругой Анной Алексеевной.

Знакомство состоялось ранней весной и вскоре в каждый свой приезд в город Алехин обязательно навещал семью Лугановичей. К нему в этом доме привыкли, и он привык, входил уже без доклада и был своим человеком. В письмах Чехов придумывает для жены множество забавных милых прозвищ и обращений, иногда понятных только им двоим: Часто приправляя свои письма шутками, подобными этой: В другом письме он просит: Что бы ни случилось, хотя бы ты вдруг превратилась в старуху, я все-таки любил бы тебя - за твою душу, за нрав.

Пиши мне, песик мой! Если заболеешь, не дай бог, то бросай все и приезжай в Ялту, я здесь буду ухаживать за. В ответных письмах мужу Ольга Книппер была не менее нежна: Как это я тебя не поцеловала в последний раз?

Глупо, но меня это мучает", "Дорогой мой Антончик, как мне тебя не хватает! Я с тобой спокойнее и. Я люблю чувствовать твою любовь, видеть твои чудные глаза, твое мягкое, доброе лицо". Я одна, сижу в спальной и строчу.

Ты, верно, около Орла или уже в. Мне так многое хотелось бы тебе сказать, и чувствую, что ничего не напишу толком, как-то дико сразу писать, а не говорить. У меня так врезалось в памяти твое чудное лицо в окне вагона! Такое красивое, мягкое, изящное, красивое чем-то внутренним, точно то сияет в.

Мне так хочется говорить тебе все самое хорошее, самое красивое, самое любовное. Мне больно за каждую неприятную минуту, которую я доставила тебе, дорогой. В спальной пахнет вкусно. Я полежала на твоей подушке и поплакала. Перестелила свои простыни на твою кровать и буду спать на твоей; моя с провалом Знакомство Рахманинова и Чехова было не очень близким.

Но в одном из писем Чехов просит сестру передать через музыкальный магазин Юргенсона или Гутхейля несколько своих рассказов для Рахманинова. Чехова, как теперь выяснилось, составляет, кроме авторских прав на пьесы, дом в Ялте, стоящий 50 р. Чехов написал завещание еще в году.

В письме на имя сестры Марии Павловны, датированном 3 августа года, он завещал сестре в пожизненное владение ялтинскую дачу, деньги и доход с драматических произведений. Жене своей Ольге Книппер он завещал пять тысяч рублей и дачу в Гурзуфе. Последними фразами чеховского письма-завещания были: В феврале года состоялось заседание Московского окружного суда, на котором братья и вдова писателя отказались от своей доли наследства в пользу Марии Павловны Чеховой.

Она сохранила мемориальные комнаты в неприкосновенности. Чехов и сам признавался: Вот бы написать такую вещь да еще водевиль хороший, тогда бы и умереть можно! Среди них, например, - рукописи Е. И выполненная, по всей видимости, исключительно для себя — сам Короленко ее никогда не. Эта правка — прекрасный образец того, какой Чехов видел прозу — с его страстью к емкости, сдержанности, описательной краткости, умению выразить многое при помощи нескольких фраз.

Судьба этого наброска оставалась неизвестной, пока в х не возникла дискуссия о том, когда он мог быть сделан. Тогда же возник вопрос, не мог ли этот набросок видеть кто-то из друзей Репина и Чехова.

В м году, после долгих лет поисков, рисунок был найден в частном собрании и приобретен Институтом русской литературы Пушкинским Домом — он представлял собой выполненный карандашом групповой портрет, датированный м января г.

При этом, по воспоминаниям современников, шумной славы и всего с нею связанного Антон Павлович очень не любил — например, нервничал, когда нужно было выходить на поклоны в театре.

Вот как, например, писал о Чехове его современник И. А по словам английского писателя Томаса Манна, истинное величие Чехова заключалось в его скромности.

Репин вспоминал, что при первой встрече Чехов напомнил ему тургеневского Базарова Чехов и Репин познакомились в м году. Встречались и переписывались они нечасто "И в жизни мне не посчастливилось в общении с. Встречались очень редко", - писал Репинно высоко ценили творчество друг друга. Чехов несколько раз посещал мастерскую Репина, а Репин зачитывался его рассказами. Им довелось работать вместе - в м году Репин и Чехов совместно участвовали в издании сборника "Памяти В.

Русское Литературное общество в отчетном году почти одновременно избрало их своими членами-сотрудниками, где они также виделись. О первой встрече с Чеховым Репин вспоминал так: Тонкий, неумолимый, чисто русский анализ преобладал в его глазах над всем выражением лица Но главным, несомненно, были личные качества писателя, которые Репин сумел передать с необыкновенной выразительностью: Мне он казался несокрушимым силачом по складу тела и души".

Чайковский теперь занимает второе место после Льва Толстого, который давно уже сидит на первом. Третье я отдаю Репину, а себе беру девяносто восьмое ". К Толстому Чехов относился с необыкновенным уважением и трепетом. Несомненно, в определенный период философия и произведения Толстого оказывали на его творчество большое влияние - особенно сильно оно было в ые годы.

история моего знакомства чехов

Антону Павловичу принадлежат, например, такие слова: Или такие - "в своей жизни я ни одного человека не уважал так глубоко, можно сказать беззаветно, как Льва Николаевича" и "Толстой-то, Толстой! Это, по нынешним временам, не человек, а человечище, Юпитер! В Таганроге у Чеховых был шкаф из красного дерева, в котором Евгения Яковлевна прятала от детей сладости. Гонорар - небывалый в России.

Пьеса будет напечатана в особом сборнике вместе с произведениями Горького и др. Дело Дрейфуса положило конец многолетней дружбе Чехова и Суворина Чехов и Суворин были друзьями более десяти лет. Дело Дрейфуса — громкий судебный процесс по делу о шпионаже в пользу Германской империи, в котором обвинялся французский офицер, еврей родом из Эльзаса, капитан Альфред Дрейфус.

В защиту Дрейфуса выступил писатель Эмиль Золя, который утверждал, что обвинение против Дрейфуса было сфабриковано. В газетах началась травля не только Дрейфуса, но и вступившегося за него писателя. Чехов следил за делом Дрейфуса и, изучив доступные материалы дела стенограмму судебного процессапришел к выводу о невиновности Дрейфуса.

Рассказ Чехова “О любви”

Он поддерживал Золя и восхищался его мужеством и честностью. Чехов решился на полный разрыв с Сувориным. А исследователь жизни Чехова Дональд Рейфилд даже сравнивает их отношения с отношениями Фауста и Мефистофиля.

Суворин был издателем самой распространенной в России газеты, человек с огромными связями и притом колоссально богатый.

история моего знакомства чехов

Враги и завистники упорно твердили, что Чехов сошелся с ним не бескорыстно. Но Чехов был человеком гордым и старался всячески развести рабочие и личные отношения с Сувориным. Чехов пишет своему издателю: Анна Ивановна Суворина, первая жена издателя, в своих мемуарах вспоминала: И сам Чехов многократно отмечал свое увлечение личностью Суворина. В одном из писем брату Александру он замечает по поводу Суворина: Но начав сотрудничать с суворинской газетой Антон Павлович долго сомневался в правильности сделанного выбора.

В феврале года он писал Билибину: Писатель Короленко как-то заметил: Не отрекаться, не каяться — это редкая судьба, выпадающая на долю писателя. К концу х годов цензура уже называла "Новое время" самой "умеренной и благонамеренной из петербургских газет". А Салтыков-Щедрин дал ей сатирическое прозвище "Чего изволите? В апреле года Чехов писал Суворину об отношении к его газете: Но непрозрачные намеки Чехова видимо не были услышаны Сувориным.

Павловскому он упоминает об этом: Суворин открыл для Чехова все литературные двери С Сувориным Чехов познакомился в декабре г. Алексей Сергеевич Суворин был этаким русским самородком - журналист, драматург и театральный критик, он пробился из самых низов, став весьма успешным коммерсантом и издателем. Суворин сыграл немаловажную роль в дальнейшем литературном успехе Чехова, многие даже говорили, что именно он открыл для Чехова все литературные двери и даже поспособствовал получению им Пушкинской премии за сборник "В сумерках".

По-видимому, тогда же, по настоятельному совету Григоровича, Суворин решил пригласить Чехова в свою газету. Через неделю Лейкин писал Чехову: Мне Суворин недели три тому назад сообщил уже, что Курепину было поручено вести с Вами переговоры. Вот против этого дебюта я ничего не могу сказать и даже радуюсь за Вас. Здесь можно рассчитывать помещать товар постоянно, к тому же Суворин платит прекрасно".

Гонорар Чехова в "Новом времени" был значительно выше, чем в других изданиях; своего нового сотрудника Суворин не связывал сроками и в объеме рассказов не ограничивал. У Чехова была целая армия горячих поклонниц, которых называли "антоновками" За Чеховым постоянно следовали восторженные поклонницы, когда в году Чехов перебрался в Ялту, многие из них отправились в Крым за своим кумиром. Чехов, образовалась, по словам "Саратовского Дневника", целая армия бестолковых и невыносимо горячих поклонниц его художественного таланта, именуемых здесь "антоновками".

Последние бегают по набережным Ялты за писателем, изучают его костюм, походку, стараются чем-нибудь привлечь на себя его внимание и. Идеал этих безобидных существ весьма скромен: Брат писателя Михаил Чехов вспоминал: Они наложили на его произведения этого периода свой особый отпечаток, особый колорит. Это влияние признавал и он.

Например, в селе Угрюмове на поминках фабриканта Костикова дьячок съел всю икру, о чем долго потом помнили.

Когда прохожие спрашивали, какое это село, то им говорили: Станиславский вспоминал такой случай: Антон Павлович всё время очень пристально смотрел на него и сидел с серьёзным лицом молча, не вмешиваясь в нашу беседу.

Когда господин ушёл, Антон Павлович в течение вечера неоднократно подходил ко мне и задавал всевозможные вопросы по поводу этого господина. Когда я стал спрашивать о причине такого внимания к нему, Антон Павлович мне сказал: Такое соединение мне показалось очень смешным.

Родился я в Таганроге в г. Писать начал в году. Грешил и по драматической части, хотя и умеренно… Из писателей предпочитаю Толстого, а из врачей - Захарьина. Однако, все это вздор. Известно, что наблюдательный и тонко чувствующий жизнь Чехов о себе самом писать не любил.

В Александрийском театре шла моя "Чайка". Чехов принимал участие в работе над постановкой и в письмах давал советы актерам и Станиславскому. Ольге Книппер, исполнявшей роль Маши, он писал: Сердитое, да, но не печальное. Драматург Найденов писал об этой постановке: И даже Ленин, находившийся тогда в Мюнхене, в одном из писем спрашивал мать об этой постановке: Видели ли ее и как нашли?

Работа шла довольно тяжело. Ведь три героини, каждая должна быть на свой образец, и все три — генеральские дочки!

Рассказ Чехова "О любви", как Антон Павлович описывает любовь

Чехов говорил, что "вылечил бы" князя Болконского Известно, что Антон Павлович рассматривал некоторые страницы литературных произведений с медицинской точки зрения.

Так, в письме к Суворину Чехов писал: Читаешь с таким любопытством и с таким наивным удивлением, как будто раньше не читал. Если б я был около князя Андрея, то я бы его вылечил. Странно читать, что рана князя, богатого человека, проводившего дни и ночи с доктором, пользовавшегося уходом Наташи и Сони, издавала трупный запах. Какая паршивая была тогда медицина! Толстой, пока писал свой толстый роман, невольно должен был пропитаться насквозь ненавистью к медицине".

О чересчур серьезных людях он говорил: Чехов смеялся над всеми и над самим собой, у него была настоящая страсть к озорству и всяческим мистификациям. Иван Алексеевич Бунин вспоминал один случай: Раз возвращаемся с такой прогулки уже поздно. Он очень устал, идет через силу, - за последние дни много смочил платков кровью, - молчит, прикрывает.

Дебютный рассказ у меня вышел удачным. Лейкин передал его в газету, в следующий же понедельник он появился в газете, а из редакции мне было прислано письмо с предложением продолжать работу. Когда после пяти-шести рассказов, появившихся в газете, я приехал в Москву, Чехов весело сказал мне: Вы знаете, он в восторге от вас!

Худеков, проездом в Петербург, заглянул к Чехову и просидел у него вечер. Чехов рассказывал подробно, что именно говорил обо мне Худеков я не помню этогои ему было приятно передать хорошие вести. Позже, через год или полтора, вернувшись из Ялты, он так же весело рассказал мне, что где-то за табльдотом в Ялте встречался с моими поклонниками и слышал, как какой-то франт говорил франтихе: И мы оба смеялись, потому что русский человек не может не переврать фамилии автора в лучшем случае, а в худшем на вопрос об авторе понравившейся ему вещи ответит вам простодушно: Ну, знаете, я ее не запомнил!

Не удосужившись во время пребывания в Петербурге поговорить об издании моей книги с Голике, Чехов впоследствии перетолковал об издании ее с Лейкиным, и первая книжка моих рассказов Лейкиным была издана. Вот письмо Чехова об издании книжки от 31 августа года: Простите, добрейший Александр Семенович, что я запаздываю ответом на Ваше письмо; а ответ нужен, ибо мне заданы Вами кое-какие вопросы. Вопрос о книге, по моему мнению, должен быть решен в положительном смысле.

Чем раньше, тем. Книга, извините за выражение, даст Вам кукиш с маслом; пользу от нее 14 р. Но, надеюсь, Вы, как истый Грузинский, ждете от книги не финансов, а совсем иной пользы, о чем мы с Вами уже и говорили. Издать книгу - это значит повысить свой гонорар и стать одним чином выше. Для пишущего книга, умело изданная, по значению своему равносильна стихии Она влечет в храм славы и, что важнее и серьезнее всего, делает Вас известным в кружках литературных.

Лейкин хороший человек, но Голике еще. Если бы я был уверен, что после Вашей смерти это письмо не попадет в руки Лейкина, то высказался бы перед Вами смелее и с полною откровенностью; но так как письма мои Вы бережете, то осторожно ставлю точку и молчу. Издать у Суворина. Протежировать я берусь и письменно и устно. Суворин никогда Вас не читал он не читает газетной беллетристики, а в журналах пробегает рецензии - тольконо он верит мне, ибо я еще его ни разу не обманывал, да и не обману, если предложу издать Вашу книжку.

Суворину приятнее будет издать своего человека. Про Вас я уже говорил обоим Сувориным: Буду говорить и, буде пожелаете, писать Буренину. Можете быть уверены, что каждый Ваш рассказ прочтется. В субботниках чувствуется большая нужда. В Москве буду 5 - 6 сентября. Это письмо посылаю через N. Чехов направил письмо по адресу нашего общего московского знакомогоибо не знаю, где вы: Когда издание окупилось, Лейкин сделал совершенно нелепое распоряжение выдавать мою книгу книгопродавцам только за наличный расчет, тогда как даже издания классиков солидные фирмы получали на комиссию, да и свои собственные, весьма читавшиеся книги он давал столичным книгопродавцам на комиссию в каком угодно количестве.

Малоизвестный Чехов | Журнал ПАРТНЕР

Распоряжение Лейкина, конечно, не содействовало дальнейшему движению моей книги. Но о ней было несколько одобрительных рецензий.

Многие из рассказов были переведены Филиппом Матефой на чешский язык. В Праге эти переводы, печатавшиеся по преимуществу в воскресных приложениях лучших чешских газет, вышли отдельным томиком в какой-то универсальной библиотеке наряду с томиками выдающихся западных писателей: Вот и все, что я могу записать им на приход. Ничто так не любил Чехов в человеке, как талант, и людей, обнаруживавших хотя бы небольшие блестки таланта, не стесняясь выделял из среды заурядной толпы.

Вот два случая, врезавшихся в мою память. Чехов поморщился, минут пять говорили о посторонних вещах. При всей деликатности и мягкости Чехов умел спокойно, добродушно, но вместе с тем твердо ставить на свое место зарывавшихся лиц.

Когда человек, причастный к литературе, в третий раз заявил, что он бросил работу у Лейкина, свертывавший папироску Чехов повернулся к нему и сказал спокойно: Прекрасно сделал, что бросил. Разговор о Лейкине больше не возобновлялся. В другой раз при мне один из братьев Чехова осадил того же беллетриста, собиравшегося проехаться по Волге, не совсем тактичным допросом: У вас есть деньги?

Чехов, слушавший с улыбкой этот допрос, вдруг сказал брату: Он - талантливый человек, сядет к столу, напишет, вот и деньги! Большими друзьями Чехова были талантливый архитектор Шехтель, талантливый пейзажист Левитан, он очень дружил с талантливыми артистами - покойным Свободиным, здравствующим Давыдовым, позже - с Потапенкой, с Максимом Горьким.

В цитированном выше письме Чехов пишет, что Суворин верит ему, потому что он ни разу не обманывал Суворина; я тоже не обманывал Чехова, давая отзывы о литературной братии и. Об одном из моих отзывов я до сих пор не могу вспоминать без улыбки.

«Приснись мне, дуся!» История любви Антона Чехова и Ольги Книппер

Некоторыми Чехов был очень недоволен, я отстаивал их и затем сказал: На вашем месте я ни за что бы его не включил! Мне показалось, что Чехов посмотрел на меня какими-то странными глазами; но затем он сказал задумчиво: Но я бы в свой сборник его не включил.

У меня создалось такое впечатление, что Чехов питает пристрастие к своему слабому детищу, подобно тому как многие родители наиболее любят своих захудалых детей, и только уже после смерти Чехова, читая в первом томе его писем письмо к В.

Билибину от 14 февраля 86 года, я узнал истинный взгляд Чехова на никогда не нравившуюся мне вещь: Намерения были благие, а исполнение вышло плохиссимое Во второе издание сборника монолог не был включен, но Чехов продолжал над ним работать.

В одном из писем к Е. Шавровой от 20 июня г. Я не знаю точно, что подразумевал Чехов под этими словами, но если правку рассказов, то это не совсем верно. Я не был ленив, работал много, но у меня было почти физическое отвращение к работе в толстых журналах, потому что в газетах я писал свободно то, что мне хотелось писать, писал - как поют птицы, а для толстых журналов в те годы тенденция была почти обязательна.

Я испытывал то чувство, которое Чехов так метко характеризует в одном из писем 94 года: Мне смертельно не хотелось писать этих благонамеренных повестей, и я не мог принудить себя к этой работе. Но если откинуть узкий смысл правки рассказов, то, безусловно, я многим обязан Чехову, и влияние его на меня было очень велико. Он открывал мне тайны писательства, до которых без его помощи мне пришлось бы брести ощупью весьма продолжительный срок. Так и бывает, так и должно быть с новичками, у которых есть дарование и есть вкус, принуждающий бежать вялости, серости, шаблона.

история моего знакомства чехов

Рукопись новичка должна пестреть десятками помарок, которые, впрочем, не всегда уменьшают ее размер; ведь на смену вялых, слабых, плохо изложенных мыслей являются новые, яркие мысли, красивые слова.

Позже рукописи могут быть прекрасными и без единой помарки, как были прекрасны рукописи Чехова, лишенные поправок, но это потому, что у людей, искусившихся в писательстве, процесс смены вялого жизненным и серого ярким происходит уже не на бумаге, а до перенесения слов и мыслей на бумагу, в мозгу.

"Моя жизнь (рассказ провинциала)" - Чехов А.П. ЛенТВ, 1969 г.

В одном письме ко мне Чехов писал: Надо рассказ писать 5 - 6 дней и думать о нем все время, пока пишешь, иначе фразы никогда себе не выработаете. Надо, чтобы каждая фраза прежде, чем лечь на бумагу, пролежала в мозгу дня два и обмаслилась. По поводу этих перечеркнутых и испачканных рукописей мне пришлось как-то говорить с Чеховым. Ничуть не отрицая необходимости работать над рукописями, я ссылался на здравые, по моему мнению, слова одного из критиков, который говорил, что секрет творчества не в бесконечных поправках, иначе с помощью этих поправок можно бы создавать шедевры, но ведь этого не бывает, и каждый автор может дать вещь только в меру своего дарования или таланта.

Чехов этого не оспаривал. В том же письме к Е. Чехов бросает замечание, что я как будто не оправдал тех надежд, которые на меня возлагали. Не знаю, что это были за надежды, но в газетных новеллах я хорошо решал те задачи, которые перед собой ставил. Печатали меня охотно и. Но в указанные Чеховым издания мне не пришлось обращаться, в том же феврале я получил предложения постоянной работы от двух больших газет - петербургской и харьковской, в которых и работал - в петербургской до ее запрещения в году, а в харьковской - до ее закрытия в году.

Среди писательских заветов Чехова восьмидесятых годов неизменным было предостережение против тенденциозности писаний. В те годы Чехов был страшным врагом тенденциозности и возвращался к этому вопросу с каким-то постоянным и странным упорством и в зимние вечера в кабинете корнеевского дома, и в летние дни во время прогулок в бабкинском лесу; каждый раз наш разговор на эту тему заканчивался фразой Чехова: В одном из писем, кажется к Щеглову В письме И.

Щеглову от 22 марта гЧехов обмолвился странным признаньем, что не сумеет объяснить, почему ему нравится Шекспир и совсем не нравится Зла-товратский. Но его заключительная фраза к речам о тенденциозности могла бы служить прекрасным ответом на вопрос о Шекспире и Златовратском. Однако почему Чехов так упорно возвращался тогда к мыслям о тенденциозности?

У Чехова я познакомился с Александром Игнатьевичем Иваненко, молодым музыкантом, которого переписка Чехова рисует очень простодушным человеком и с которого Чехов будто бы написал Епиходова. Иваненко был очень мил, но не так простодушен, как об этом можно думать по чеховским письмам, а что касается до житейских несчастий, то Иваненке действительно не везло. Он рассказывал мне, что был принят в консерваторию по классу рояли, но перед началом учения прихворнул, и когда явился в консерваторию недели через две после начала занятий, оказалось, что все рояли уже разобраны учениками, для него не осталось ни одного свободного часа, и учиться ему было не на.

Вот все, что могу вам предложить, - сказало какое-то консерваторское начальство. Иваненко махнул рукой и начал учиться играть на флейте. Мечтать о рояли и кончить флейтой - это действительно несчастье, достойное Епиходова. Но дело не в. Дело в том, что благодаря Иваненке я узнал справедливость изречения: Иваненко с моего благословения написал рассказ. Не дадите ли Вы по пятачку за строчку? Я сердит на Вас, Александр Семенович, и имею на то полное основание.

А Чехова я запросил, за что он сердит на меня, но ответ получил примерно через месяц. Простите, добрейший Александр Семенович, что я так поздно отвечаю на Ваше письмо. Виною тому текущие дела и леность. Да, я на Вас неистово сердит, но единственно за то только, что Вы минувшим летом отказали мне в удовольствии видеть Вас у себя в Мелихове.

Теперь уже нет смысла ехать ко мне, так как идет холодный дождь и дороги прескверные, приходится невылазно сидеть в комнате. Попробую еще раз пригласить Вас на рождество и в другой раз весною, а там уж как знаете Летом у меня Вы увидели бы много курьезного и, пожалуй, интересного.

У меня просторно, есть бараны, есть щенки Мюр и Мерилиз, есть всякая овощь и даже пара свиней. Тишина и благорастворение воздухов Только, пожалуйста, не особенно урезывайте его творения. Ведь он пишет не для славы, а для пищи и одежды.

У него, несомненно, есть свежесть и хохлацкая игривость, но он сильно отстал в знаках препинания. Участковым врачом я буду состоять до 15 октября, когда упразднят в моем участке холеру. У меня прибавится досуга, и я, пожалуй, буду чаще наведываться в Москву, хотя мне ехать туда и жить там положительно не для. На моей литературной бирже настроение далеко не бойкое.

Приготовил для печати одну повесть и оканчиваю другую - вот и все за пять летних месяцев. Вчера заработал медициной шесть рублей, да хочу продать пудов ржи, но это все гроши. Вся надежда на повести. Как поживает N Н. Вот бы кому забросить к черту Плющиху и последовать моему примеру. В деревне и дешевле, и здоровее, и горизонты не заслонены домами. Будьте здоровы и благополучны.

Вот мои расходы по имению за текущее лето: Экипаж с верхом 70 p. Новый пруд р. Я пригласил Иваненку к себе, он бывал у меня и рассказывал много интересного о семье Чехова и особенно о Николае Чехове, тогда уже покойном. Вместе с Чеховыми он жил где-то близ Сум на даче, да и вообще был южным уроженцем и земляком Чехова.

В том же году я получил от Чехова еще одну записку с упоминанием об Иваненке. Записка без даты Письмо от 15 октября г: Остановился я у черта на куличках - Новая Басманная, Петровско-Басманное училище. Приехал я по весьма важным и спешным делам и 17 уеду. Нужно спешить, так как дома около меня холера. Не повидаться ли нам? Мне известно, что завтра к 12 дня меня дома не будет, а остальное мне неизвестно. Я соскучился по Вас Завтра в 12 ч. Весьма вероятно, что к 3 - 4 часам или к 5 буду дома.

Поехал бы к Вам, но, честное слово, занят по горло. Все эти письма и записки Чехова не вошли в собрание его писем и являются в печати впервые В настоящее время все эти письма опубликованы в полных собраниях сочинений и писем Чехова.

Два слова об Иваненке. Писателя, хотя бы самого маленького, из Иваненки не вышло, и он вскоре сам бросил писание рассказов, да, помнится, и в консерватории у него что-то обстояло не совсем благополучно; он не кончил консерватории и уехал на родину, на юг. Я познакомился с Чеховым, как уже поминал выше, в самом начале го года. Один из русских писателей, рассказывая о первой встрече с Чеховым приблизительно в то же время, писал, что в лице Чехова он нашел много сходства с лицом простого деревенского парня, и это же подтвердил кто-то из его семьи В.

О таких субъективных впечатлениях не спорят. Мне же Чехов показался всего более похожим на интеллигентного, бесконечно симпатичного студента, каким, в сущности, он и был года за два, за три до нашей встречи. От этого времени сохранился замечательный портрет Чехова, дающий о нем превосходное представление.

Мне он подарен Чеховым в апреле года под надписью на портрете есть датано снят в Петербурге у Пазетти, кажется, годом раньше; лицо в три четверти; на Чехове пиджак, крахмальная сорочка и белый галстук. Этот портрет мне всегда казался очаровательным благодаря тому выражению смелости, которое вообще было свойственно Чехову, кроме дней тяжелой болезни, но которого нет между тем ни на одном из чеховских портретов, более или менее известных публике.

Ведь даже письма Чехова дают представление о нем как о смелом человеке, но на портретах его более не смелости, а задушевности и грусти.